Хроники ЛЕП

Объявление







Если вы ищете общения, интересных личностей, свободы выражения мысли, отсутствия любых границ; если вы без ума от лошадей; если вы желаете интересно провести время; если вы творческий человек с чувством юмора, и если вам есть что сказать, то эта ролевая игра именно для вас. Вас ждут интересные места и события, которые вы создаёте сами; забавные ситуации; романтика, которой возможно так недостаёт вам в жизни. Присоединяйтесь к нам на просторах, ограниченных лишь вашей фантазией, и получайте всё то, что вы искали!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хроники ЛЕП » Принятые анкеты » Анкета Кимерис


Анкета Кимерис

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Имя
Кимерис
2. Пол
Мужской
3. Возраст
22~23 года
4. Кто вы
Белый демон
5. Описание персонажа и Биография

Я – Белый Демон… жестокая насмешка над моим отцом.
В нашем мире, как, пожалуй, и в любом другом, правят сильнейшие. И сейчас все знают, что сильнейший во всем мире Азадара это – Бреяр, Черный Демон. Он настолько могущественен, что не каждый решается взглянуть на него.
Идеальная осанка, сильные руки, крепкие ноги, каменное лицо, обрамленное черными как сама тьма и гладкими как шелк волосами. Алые глаза его прожигают, а губы всегда плотно сжаты.
У него больше двадцати жен. И все они не светлее зеленых кровей, но и не темнее алых.
Позвольте пояснить. Всю силу демона можно оценить по цвету волос и глаз. И чем цвета эти насыщенней и темнее, тем сила и влияние его выше. Мужчин причисляют к высшему рангу, если волосы их алые и темнее, а глаза синие либо алые. Женщин же с такими цветами считают опасными  и убивают в младенчестве либо отправляют в вечное изгнание, а предпочтение отдают тем, у кого волосы алые и светлее, но темнее зеленых. Союзы таких демонов дают сильнейших наследников.
У кого же волосы и глаза светлее - влачат жалкое существование, пресмыкаясь перед сильными мира. Ну а я – Белый Демон, глаза мои водянисто-синие, волосы и вовсе белее снега. Единственное, что выдает высокое положение моего отца и матери это узоры на коже, да и то они исчезли спустя год после рождения.
Имя матери моей Реяна Алая, отец мой – Бреяр…
Но была еще и Она, изменившая всю мою жизнь и погубившая еще больше. Фрея.
Впервые я встретил Ее когда мне было 17 лет.

5 лет до точки Zero
- Хей, принцесса, тебя зовет Моргут, - синеволосый мальчишка лет 12 грубо пнул меня в плечо и, бросив для верности какое-то заклинание, убежал дразнить своего тигра. Благо колдовал он из рук вон плохо, а иначе висело бы на мне очередное проклятие. С досадой я отметил, что и это тайное убежище было обнаружено. С раннего возраста мне часто доставалось от подрастающих младших братьев. И пока они были юны и не могли сотворить маломальского проклятья, я с большим успехом сбегал от них или же отбивался, махая кулаками направо и налево. Но чем старше становились они, тем меньше мне помогали мои собственные силы. Я от рождения был лишен магии, они же, как и полагалось, росли достойными наследниками моего могущественного отца. Теперь я искал тайные убежища, где мог бы спокойно насладиться тишиной.
Нехотя я разлепил глаза и потер потревоженное плечо. Взгляд мой уперся в синие полотно неба. Тонкие травинки сплели надо мной замысловатую сеть, кидая причудливые тени. Среди всех моих братьев был один, который относился ко мне странно. Я не мог понять мотивов его и в любовь его с трудом верил. Моргут – мой ровесник, младше всего на две недели. Его мать лазурных кровей, считается самой сильной после моей матери. Мне все уши в свое время прожужжали, что я – бельмо на глазу. И то верно. И как раз для Моргута я тоже являюсь таковым. Он второй наследник после неудачника с белой кровью! А ведь мой брат такой же темный как и Бреяр. Именно такого сына желал отец.
Почему же тогда Моргут так дружен со мною и даже иногда защищает от магических нападок наших младших братьев. Это остается загадкой для меня. Выгоды ему от меня ждать не приходится. Его и так сделают первым. На мою жизнь уже пять раз покушались, я чудом улизнул от убийц, подосланных отцом, и не знаю, сколько еще смогу убегать.
Аккуратно привстаю в траве и оглядываюсь. Так, синяя бестия уже далеко, а других братцев тоже не видать. Можно идти к Моргуту. На ходу заплетаю волосы. Уже не один раз их пытались выдрать, спалить и облить кислотой, теперь держу их под пиджаком, от братцев подальше. Но последних что-то не видно. Странно, обычно носятся по двору как умалишенные, но вокруг спокойно, даже птицы поют. Редкое затишье.
Вот те на! Вылетев во двор, едва не врезаюсь во всех братьев разом. А они даже не особо на меня и внимание обратили. И Моргут здесь.
- Скорее сюда, Ким! – Моргут тянет меня за руку ближе к центру, чтобы и я увидел, отчего во дворе собрались все, включая слуг, - где ты так долго копался. Вон уже отворяют ворота. Смотри!
Я послушно уставился на главные ворота, не особо понимая, чем вызван такой восторг брата. Как только тяжелые створки ворот разошлись, я увидел отца. Он гордо сидел на своем вороном коне, а от седла тянулась тонкая магическая цепь. На лице Бреяра играла самодовольная улыбка. Редко я видел его в таком настроении. Вероятно из-за того, что я, напоминая о своем существовании, вечно его портил…
Сзади за лошадью шла девушка. Первое, что бросилось мне в глаза, это количество пут на ее руках, ногах и даже шее. Чем же она была так опасна? Хрупкое тело, бледная кожа, какое-то оборванное тряпье. Трудно было поверить в угрозу, которая могла бы исходить от нее.
Но тут я даже не увидел, а почувствовал взгляд. Из-под сплетенных темных волос на меня и только на меня (я это чувствовал до дрожи в коленях) смотрели изумрудные глаза. Сперва я не мог оторвать от них взгляда, как и она от меня. Весь мир вокруг внезапно моргнул и раздался шепот, пробирающий до костей:
НАШЛА!!!
Когда я пришел в себя, отец подъехал так близко, что я слышал его возбужденное дыхание. Странная девушка лежала на земле в паре метров от меня. Вокруг нее стояло четверо стражников, готовых в любой момент усмирить ее.
Оглядевшись по сторонам, я понял, что остались здесь только братья, весь праздный люд как ветром сдуло. На сколько же времени я выпал из мира? В висках противно загудело.
- Кимерис! – громоподобный возглас отца заставил подпрыгнуть на месте и вдвое уменьшиться в размере. Чем я уже успел его разгневать? Опустив глаза к земле, как будто под тяжестью вины, я опять встретился взглядом с этой странной девушкой. Теперь я могу видеть ее лучше. Совсем юная, не больше 16 лет, крохотная, но на лице отпечаток печали и грязные дорожки от слез. Большие глаза все так же внимательно и оценивающе(!) рассматривают меня. Но вот странность: мне уже не так жутко от этих взглядов. И девушка кажется не грязной оборванкой, а прекрасным лебедем, перепачканным золой.
- Ты знал ее раньше? Видел эту девушку прежде? – и куда опять пропала радость моего отца? И зачем я пришел сюда. Тихо вздыхаю.
- Нет, Бреяр, не видел прежде, и не понимаю, отчего такое волнение вызвала какая-то оборванка, пусть и с темными волосами. Прежде таких просто сжигали… - изображаю равнодушие и поднимаю глаза. Посмотреть в глаза Бреяру нынче в нашем мире равносильно подвигу. У меня же было довольно времени научиться хотя бы так оправдывать свое происхождение. А ведь Моргут и другие все еще боятся. Эта мысль тешит мое самолюбие. Пусть я слаб и беспомощен в этом мире, но отцовское честолюбие во мне никуда не делось.
- Не знал ее, говоришь, – отчего-то в глазах Черного Демона вдруг появилась насмешка. Чем я опять выставил себя на посмешище?! – оборванка?! Ха-ха-ха, какая потеха! Оборванка! Слыхали как наш Ким назвал бога?!
Бога?!

В моей голове все смешалось. Тот час же всплыли ответы и новые вопросы, старые воспоминания и сказки, которые удавалось подслушать. Наш мир очень стар. И в седые века жили в нем две расы: боги и демоны. И различались они лишь источником своей силы. Если боги черпали силу от земли, небес и вод, то демоны брали ее от эмоций. Нынешние демоны мало похожи на прежних, а богов почти не осталось. Вот как изменился мир за несколько тысячелетий.
Боги очень сильны. И теперь мне стало понятно, почему на ней столько цепей, пут, поглощающих магию. Отец боялся ее сил, но был очень горд тем, что смог словить ее. Понятен стал и ажиотаж жителей особняка. Некоторые демоны за всю жизнь так могли ни разу и не увидеть бога. Появление бога означало великие события в будущем. С появлением богов умирали страны, менялась карта мира. А все потому, что бог, появившись на свет, выбирал себе в пару демона и исполнял, по преданиям, любую его волю. Сила такого союза была настолько велика, что целые армии демонов оказывались бессильны. И был еще один момент, который сейчас стал чрезвычайно важен. Бог и демон должны были быть ровесниками, а значит отец желает, чтобы эта богиня выбрала одного из моих братьев. Было бы очевидно, кто станет ее хозяином.
Еще раз осматриваю ее, быстро, но более внимательно, как будто бы из любопытства перед откровением. Да-да, сомнений и быть не может. Она очень худа и миниатюрна, с детским лицом, но ей вполне может быть как 14, так и 17 лет. А значит Моргут будет следующим великим демоном Азадара, и он напишет новую главу истории… но к чему тогда такое внимание со стороны отца? Раньше я кроме «выродка» ничего от него не слыхал…
НАШЛА… это слово вновь отбилось в моей голове, словно колокольный звон… нашла? И тут как молния меня настигло озарение. Едва войдя во двор, богиня уже выбрала своего суженного, она выбрала меня! Меня? Да что за бред! Но почему…
И главное все уже знают, какой выбор сделала девчушка, а я опять подставился… еще раз опозорил отца и брата… и зачем я сюда пришел…
- Это она-то бог? – с наигранным недоверием переспрашиваю. Ой, что я творю, что творю. Инстинктивно прикинулся дурачком. Братья поверят и обсмеют, но вот отец?
- Хватит, - еще один рык. У меня даже волосы зашевелились, - что ты знаешь о контракте между богом и демоном?
- Кровь, - вздыхаю и смиренно смотрю в темные глаза отца. Мое представление успеха не имело. Злить его еще больше – себе дороже, - кроме выбора, который должен сделать бог, обе стороны должны испить крови друг друга. После этого демон получит в свое распоряжение силу бога.
- Тогда спрошу еще раз, Кимерис, ты пил ее кровь? – пристальный взгляд. У меня появилось впечатление, что весь мир замер в ожидании ответа. Но до чего же глупо!
Сам не замечаю, как встаю на ноги. Смотрю прямо в глаза отца, но ничего не вижу. Знаю, что он пристально смотрит на меня.
- Да когда бы я успел! Вы едва появились здесь! Как будто мне нужно что-то подобное! – упс, это было слишком дерзко. Не успеваю почувствовать боль от удара, как уже лечу к стене. Щека горит огнем. Боль медленно доходит до моего сознания. Пока мешком сползаю по стене, боль подбирается к ребрам. Силюсь открыть глаза. Лучше бы я потерял сознание. Отец уже стоит неподалеку, спешился, отдает коня под уздцы кому-то из слуг. Оглушительный кашель вырывается вместе с маленькими каплями крови. Бреяр опять идет ко мне. Пытаюсь приподняться. Не хочу быть в настолько унизительном положении! Почему я так слаб?!
- Я не потерплю от тебя подобного, - говорит медленно, сталью наливаются его слова. Меня словно только от его голоса еще сильнее прижимает к земле. Глаза мои расширяются, когда я вижу, как заклятие срывается с пальцев отца. В этот раз боль приходит почти мгновенно. Насколько же сильное заклятие…
Теряя сознание, вижу боль на лице богини и… Моргут, ему больно смотреть?...
***
Заплаканные глаза почти незнакомой девушки, боль и страдание на лице брата, испуг на лицах младших. Какой нелепый сон. Обо мне никто не станет плакать.
Резко открываю глаза и пытаюсь сесть. Последнее не удается. Пока зрение восстанавливается, пытаюсь понять, что же так давит на меня сверху. Пальцы нащупывают чье-то тело и волосы. Наконец я четко вижу.
- Мама? – я не хотел, чтобы эти слова сорвались с губ. Но она уже услышала. Когда Рейяна поднимает голову, понимаю: она плакала и очень долго, но почему?
- Ким? – ее голос дрожит? Никогда не видел ее в таком состоянии. Мама всегда держалась сильной, выносила все нападки отца и других жен с холодным безразличием. Да и ко мне никогда не была привязана, ни разу не пыталась защитить меня, так что же случилось сейчас? – какое счастье, ты жив! – мама кидается на меня с объятьями, я едва успеваю прийти в себя.
- Что-то случилось? Почему ты здесь? – несмотря на мои вялые попытки освободится от внезапного приступа любви, Рейяна еще крепче сжимает меня в объятьях, - больно же, - голос и правда такой, будто сейчас задохнусь, но это имело смысл. Она тут же отстраняется, а в глазах ее проскальзывает мука.
- Почему я здесь? – в ее голосе возмущение, а в глазах злость. Ее эмоции невозможно понять, - как ты мог так напугать меня?! Я просила тебя много раз: не прекословь отцу! Зачем ты дерзил ему? Он едва не убил тебя! Ты ведь и так… - прячет в смущении глаза, думает задела меня за живое. Да, я помеха, позор семьи.
- Прости, не знаю, что на меня тогда нашло. Но лучше бы он убил меня, - говорю так тихо, что она и не услышит. Звон пощечины напоминает, как хорошо слышит ее сердце, не решаюсь поднять глаза на нее. Знаю, сейчас она ненавидит меня за такую жестокость. Кажется, она меня любит, - прости.
- Такие слова… если бы не Моргут, никогда бы не подумала, что сын Милены… Ким, Кимерис, слышишь меня, - она начинает говорить очень быстро. Куда ей так спешить? Оглядывается по сторонам, - никогда не смей сдаваться! Не падай духом, слышишь?! Мне нужно идти. Береги себя, - целует меня в щеку и быстро убегает.
Откидываюсь на подушку и пытаюсь собраться с мыслями. Мама… почему убежала, ах да, я же дома, ей нельзя было ко мне, лишь бы отец не узнал. Она бы просто так не пришла, значит, в этот раз он подобрался очень близко. Я едва не умер. Не верится. Но страха нет, думаю, я давно смерти не боюсь. Существую и все тут.
Едва не умер. Едва? Моргут! Чуть не вскакиваю на постели. Что значит «если бы не Моргут»? Что  этот дурень сделал?! Пошел против отца? Да быть не может, не настолько же он глуп!
Но мысль об этом не дает мне покоя. Что мог сделать с Моргутом отец за неповиновение, я прочувствовал на своей шкуре. Но почему я так беспокоюсь о нем?! Не замечаю, как в одной ночной рубахе выбегаю из комнаты. Быстро, как могу, лечу в соседнее крыло, волосы, связанные в косу, ритмично бьют в спину, словно гонят вперед. Чувствую, как лицо горит, пот катится со лба, но я уже почти на месте. Без стука, как бешенный, влетаю в комнаты Моргута. И почти сразу сшибаю его на пол. Он стоял у шкафа с книгами и что-то листал, но я затормозить не успел и налетел на него. Делаем пару кувырков на ковре.
- Ты цел? – нависаю над ним и судорожно осматриваю, вроде жив, и последствий заклинаний не видно, правда, на щеке ссадина. У меня такая же. Видно, отец ограничился пощечиной.
- Ким? – Моргут удивленно пялится на меня. Еще бы, волосы растрепаны, глаза горят, белый как снег, будто только что подрался. Но тут я опомнился. Вскакиваю на ноги и принимаю серьезный вид.
- Ты зачем полез? – подразумеваю инцидент с отцом, но брат явно меня не понял.
- Так ты ж меня сбил, - потирая бока, он поднимается и застывает в недоумении. Видно, удивлен моим серьезным видом.
- Зачем ты Бреяра остановил? С ума сошел?!
- Но он чуть не убил тебя, - на его лице отображается мука. Мой сон оживает на глазах, я поражен. Мой брат испугался за меня, и ему было больно видеть, как меня наказывает отец… В голове не складывается такое! – Ты ведь даже защитится не можешь! Даже от братьев тебе достается, а тут Бреяр! В тебе ведь совсем нет магии, ты от одного удара мог умереть, не то что от стольки…
Скольки? Я после первого же потерял сознание. Сколько еще Бреяр измывался над моим телом. Вспомнив ту боль, меня пробрала дрожь. Но как я выдержал, как…
- Тебе он ничего не сделал? – смотрю на Моргута, его темно-синие глаза наполнены грустью, - следующий раз не делай так. Ты только разозлишь его. Это слабость. Ты должен быть сильным, как он, и жестоким. До таких ,как я тебе дела быть не должно, - черные волосы взметнулись, прозвенела очередная пощечина. Моргут силен. Ноги мои подкосились, я осел на пол. Щека начала набухать.
- Идиот ты, пусть и кичишься умом. Ты мой брат, забыл, да? – он понимает, что я прав, по глазам вижу.
- Пусть так, но такая сентиментальность не должна преобладать. Это слабость. Ты мягок.
- Какой есть. А ты бы оделся.

Черт, я же почти нагой…
***
«…и в этот миг он понял, что любит их больше всего на свете…»
- Тьфу ты! – отбрасываю книгу от себя. Раздражает. Еще одна замечательная история, а заканчивается унылым соплежуйством! Смотрю в окно. Слуги носятся как сумасшедшие. Не диво, скоро ведь арена. Еще три дня.
Как оказалось, я действительно напугал своей дерзостью и братьев, и мать. Рейяну больше не видел, а вот братья все так же по особняку бегают. Позавчера наткнулся на Луция, самого младшего, красноволосого мальчишку. Здорово он доставал меня раньше. Пускай и младший среди нас, но силы ему не занимать. Подрастет, будет вторым после Моргута. Так вот, шел вчера по коридору, а он вылетел из-за угла, да так в меня врезался, что вместе на ковер упали. Думал, сейчас еще поджарит в довесок к саднившим ребрам, а он нет. Встал, испуганно на меня посмотрел, извинился и убежал. Я был так шокирован, что лежал на полу, пока на руку мне Моргут не наступил. Как он мне потом объяснил, братья наши испугались отца, думают, что и их заденет, окажись они рядом со мной, да еще и богиня внесла лепту своим проклятием. Шепчутся все вокруг, раздражает.
Один раз сидел в библиотеке, слышал, как говорили жены. Обсуждали меня и наказание. Чувствовал себя знаменитостью месяца, пока одна не начала описывать то, как я в конвульсиях бился. Сперва было интересно, но от столь подробного рассказа меня чуть не стошнило. Переборол себя и заставил дослушать. Хотел знать о Моргуте. Конечно, и ему не преминули кости промыть, но я так понял, что он не слишком опозорился. Остановил заклятие отца, мотивировал тем, что младшим уже дурно смотреть. Бреяр остудил пыл брата еще одной пощечиной, но Моргут устоял, не то что я. Меня к стене откинуло… Но как ни посмотри отец все же прекратил. Понял, наверное, что мучает своих детей. Иногда мне кажется, что он их любит, хоть чуточку.
Странно, но я оказался довольно крепок здоровьем и устойчив к магии. Может благодаря постоянным нападкам младших. Когда я узнал, чем именно меня Бреяр воспитывал, у меня глаза из орбит вылезли. Мне даже стало страшно. Теперь знаю точно: он меня убьет при первой возможности. А я, дурак, еще и подставился. Сам дал ему повод применить силу. Сколько бы раз я не говорил, не думал о том, что мне наплевать на мою жизнь, но, кажется, я все же не хочу умирать. Я все еще сопливый мальчишка.
У меня крепкое тело. Смотрю на свои забинтованные руки. Под этими белыми полосами обгоревшая плоть и только. Почему я не умер еще тогда??? Меня никто не лечил, почему уже через пять дней я почти здоров. Или во мне все же есть хоть что-то от демона.
- Что сидишь тут как зачарованный? – Моргут подкрался незаметно и хлопнул меня по плечу. Хотел испугать, только вот я со своей заторможенной реакцией на раздражители не оправдал его надежд.
- Да вот, - махнул растрепанной книгой, - читал.
- А мне показалось, что гав ловил, - он ловко уселся на стол, привлекая мое внимание, - я это к тому, что ты целыми днями сидишь без дела. Может, хочешь со мной потренироваться? Я уже почти все повторил и вполне могу составить тебе компанию.
Добрые слова брата насторожили меня. А чем я должен быть занят? Какие тренировки и зачем? Видно это отобразилось на моем лице. Моргут тут же посуровел. Нет, я понимаю, я - лентяй, но зачем так остро реагировать на все.
- Так тебе не сказали. Отец считает это пустой тратой, - могу поклясться, я слышал, как его зубы скрипнули от злости.
- Я не пони…
- Послушай, Ким, - Моргут схватил меня за плечи, нависая всем телом надо мной. Его темные глаза буравили меня, - главное сейчас не паникуй. Мы что-нибудь придумаем. Обещаю тебе.
- Да что стряслось?! – вот теперь мне действительно стало не по себе.
- Ты участвуешь в арене.
- Что?! – я подпрыгнул на стуле, и пусть брат почти силой держал меня на месте. Шутка, точно, он шутит. Его первый розыгрыш не прошел, и он решил еще раз. Такие шутки в духе моих братьев.
- Я не шучу, к сожалению, - Моргут тяжело вздохнул, массируя виски, погрузился в решение проблемы, - у нас проблемы.
- Нет, - значит, не шутит, ну что ж. Я знал, что Бреяр долго тянуть резину не будет. Решил все сделать быстро, и главное как ловко придумано! Меня выбирает богиня. Значит, я должен подтвердить свое право на нее в турнире. Если я не справлюсь, то следующий по силе будет владеть ею. А следующий, без сомнений, Моргут. Меня убьют, и первого наследника как небывало. Очередь второго. Богиня тоже его. Позор смыт, - проблем абсолютно нет, - у меня нет ни шанса улизнуть, зачем трепыхаться, - раз я тоже участвую, то постараюсь не ударить в грязь лицом. Впервые меня ставят наравне с вами, - наверное, веселая и почти счастливая улыбка, гуляющая на моем лице, немного переиграна. Но я хочу, чтобы Моргут был сильным, и хочу, чтобы он был первым, - в магии я не силен, но вот меч… что скажешь? Идем? – мне это не нужно, но вот Моргуту меч пригодится не только для концентрации энергии.
- Ты что? – вижу растерянность в его взгляде. Не верит он этой показухе. Ну и пусть, - меч против дракона? Спятил?! Мы напишем пару свитков, даже у совсем светлых магов получалось колдовать с ними!
- У совсем светлых? – недоверчиво смотрю на него. Что я не пытался. Даже простая магия мне не подвластна. Проще свитков некуда. Стоит только прочитать, но руны мне не послушны, - я не светлый демон, Моргут. Я белый демон, а значит, начисто лишен магии. Знаю я про свитки, не помогут они мне.
- А если я их заговорю, и они сработают? Стоит попытаться… - глядя на то, как Моргут лихорадочно просчитывает какое заклятие наложить, я усмехнулся. На сердце впервые было так легко, а брат все не хотел верить в неизбежное.
- Оставь, отец тебя убьет, ведь узнает твою ауру. Сам разберусь. Мне ведь нужно только выжить, верно? – глядя на то, как я неподдельно спокоен, Моргут приходит в отчаянье.
- Совсем дурак?! – удивленно раскрываю глаза. Он вышел из себя?! Да ладно! Из-за меня? Из-за меня, значит я повинен в его слабости, мне не стоит больше быть таким добрым с ним, не стоит больше говорить с ним, - пойдешь с голой сталью против дракона?! Выжить? Да ты знаешь, что на пяточке 500 метров ты должен будешь прятаться сутки! На голой равнине!
- Еще три дня. Вдруг я порублю его мечом? Идем на тренировку.

***
Сегодня Арена.
Арену по правилам должны устраивать, чтобы выбрать сильнейшего демона. И последний заключит контракт с богом. Но иногда бог сам делает выбор. В таком случае арена не назначается. Не в этот раз. В этот раз кандидат был поставлен под сомнение. Я должен подтвердить свое право на богиню.
На арену выходят конкурсанты от самого младшего к самому старшему. Чем дальше, тем интереснее трибунам. В этот раз первым идет мой младший брат, Луций, предпоследним Моргут, и последний я, Кимерис. Вот потеха то будет. В конце.
Задача каждого из нас победить (или заставить отступить) дракона. Демон и дракон ограждены от трибун магическим полем. Никто не сможет помочь ни демону, ни дракону. Бой может длиться до суток. Тот, кто победит в меньшее число ударов – победил. Правила просты.
Прошлый рекорд установил Бреяр. Убил дракона, что уже дает преимущество, за три удара. Так что у меня есть даже шанс побить его рекорд. Например, дать дракону меня проглотить и вонзить меч ему в мозг, или устроить ему несварение желудка. А если серьезно, то моя задача на ближайшее время не умереть или сделать это изящно.
Сейчас мы все сидим в общей комнате под трибунами. Братья волнуются. Моргут на правах старшего дает кое-какие советы, приободряет. В общем ведет себя как мамаша. Бесит. Не замечал раньше, что он такой. А я вот сижу в углу. Зачем мне волноваться? Повторять что-то. Вспоминаю, что я вообще такое. 17 лет прожил и что успел? Испортить жизнь матери и отцу, прочитать уйму книг. И зачем мне сейчас это все знание. Буду лежать там разодранной кашей… хотя, зачем так рано хоронить себя. Бегаю я быстрее всех, ловкости мне не занимать, отлично владею мечом. Нос я ему оцарапаю, дракону моему. Хех, бравада… к чему только.
Из нашей комнаты видно арену и противоположную трибуну. Вижу Бреяра. Гордо сидит на своем троне. По правую руку от него Милена, мать Моргута, по левую мать Луция, Лея. Ищу глазами свою мать. Здесь должны присутствовать все жены. Так и есть. Рейяна сидит ближе к центру и тревожно поглядывает на нашу комнату. Ее посадили почти рядом со слугами. Отец позволяет себе недопустимую вольность, унижая так мою мать. Ее род очень известен. До того как Бреяр вырос и возмужал именно семья матери была сильнейшей. Боюсь, как бы такие выходы не отразились на его репутации. И так полно слухов, что он бьет Рейяну. Ублюдок. Но вина за это на мне. Сегодня я ее смою.
Уже опуская взгляд, замечаю девушку с темными волосами. Она сразу приковывает к себе мое внимание. Сидит в ногах отца. Зеленые глаза, пушистые золотисто-каштановые волосы, немного бледная кожа. На ней простое платье, но смотрится великолепно, затмевая разукрашенных первых жен. Смотрит на меня. Кажется? Нет. Это та богиня, над ней славно поработали. Бреяр не позволил бы ей появится перед столичными в том тряпье. Мне кажется или она что-то говорит. Какая-то фраза. Не пойму. Я попытался приглядеться, но отец заметил мой интерес и сразу понял. Гнев на его лице заставил меня содрогнуться. Он пнул несчастную девушку так, что она упала на пол и заскулила от боли. Глаза ее скрылись под пышными волосами, и я смог оторвать взгляд.
Горны. Пора.
Луций вышел гордо. Я почувствовал гордость за него. Не знаю почему. Выпустили дракона, огромный, зеленый. Лесной дракон. Как младшему ему дали самого безобидного. Неужели отец питает чувства к своим сыновьям? Или это Лея постаралась?
Пока я увяз в размышлениях, Луций уже во всю борется с драконом. Понятное дело, что бои младших лишь представление для разогрева. Настоящая схватка будет между тремя старшими братьями. То представление должно быть потрясающим. Сильнейшие демоны против сильнейших драконов. И я на этом фоне. Зациклился, плохо. Нельзя дать себе раскиснуть.
Но что это? Горны? Так скоро, или Луция больше нет?! Вскакиваю и несусь к выходу, как и все мои братья впрочем. Нас ждет шокирующее известие. Луций победил за 10 минут и сделал 10 ударов. Но кроме того зеленый дракон лежит мертвый посреди арены. Как такое возможно? Неужели он еще сильнее, чем я мог представить. Такого еще никому не удавалось достичь в столь юном возрасте.
Под громогласные аплодисменты Луция провожают с арены. Сейчас он поднимется на трибуну и сядет возле матери. Отец выглядит необычайно счастливым, обнимает Луция. Бедный парень с боязнью воспринимает такие ласки отца. Еще бы после увиденной жестокости. Но на арену уже вызывают следующего. Мне не интересно. Результат Луция шокировал меня. Я старше его почти вдвое. Я сын Бреяра Темного и Рейяны Алой! Я не буду убегать от дракона. Значит, Луций ударил 10 раз за 10 минут? Я должен превзойти хотя бы младшего иначе позор мне. Десять ударов и уйду…

- ..им! Кимерис! – кто-то толкает меня в плечо. Сонно разлепляю веки. Моргут?
- Что? Мне такой сон снился, - вяло мямлю и переворачиваюсь на другой бок, силюсь вспомнить, что снилось…
- Хей, Ким, - слова брата такие мягкие, почти нежные. Он расталкивает меня. Нехотя просыпаюсь, - Ну ты даешь, брат! Заснуть прямо во время арены. Ким, мне пора. Меня уже объявили.
- Что, - только потрясенно смотрю на брата. Мы остались в комнате вдвоем. Он так нежно смотрит на меня. Ко мне постепенно возвращается понимание происходящего.
- Я побью рекорд, я решил, Ким. Тогда твое выступление будет бессмысленным. Я уговорю отца, он сейчас на седьмом небе от счастья. Нет результата больше 13 ударов и 18 минут! Такого не было за всю историю. Он пощадит тебя, Ким! – Моргут обнимает меня так крепко, что кости хрустят. Я только и могу, что смотрю на него. Он последний, кто говорит со мной, - Я люблю тебя, брат. Мне пора.
Пожимаю ему руку и смотрю в след. Трибуны ревут. Моргут не красуется. Он серьезен и настроен решительно. Хочет побить рекорд Бреяра. 3 удара 3 минуты. Он сможет, я понял это по его глазам, но это мне не поможет. Я вижу отца. Он счастлив. Но каким бы ни было его счастье, моя смерть только усилит его.
Выпускают дракона. Черный дракон. Он устойчив почти ко всей магии. Меня гложет тревога. Я бы зарубил его, хоть он и очень крупный. Что сделает Моргут. Слежу за ним с замиранием сердца. Время идет. Моргут оценивает ситуацию. Слишком сильно тянет. Кружат вокруг друг друга. Дракон тоже оценивает Моргута. Время, время! Моргут делает первый шаг. Очень мощное заклятие. Именно такого я и ждал от брата, но оно соскальзывает. Чешуя на шее лишь слегка обуглилась. Минута! Минута прошла. Все трибуны замерли в немом ожидании. Второй удар в то же место. Моргут попадает и прожигает чешую, но этого мало, хотя магический заслон задрожал от силы этой атаки. Нужны еще удары, чтобы убить его. С одного удара он не убьет его! Минута тридцать! Дракон взбесился от боли и стал атаковать неразборчиво и спонтанно. Нужны еще удары! С одного Моргуту не убить его! Моргут уклоняется от его пламени. Еще один, дракон не дает Моргуту сделать свой третий удар. А время идет. На лице брата я вижу страх. Он боится проиграть, ведь верит, что дал мне надежду. Я ловлю на себе его взгляд. Мне кажется,  он снова полон решимости! В промежутке между изверганием пламени он несется прямо к морде дракона. Что он… украл мой крюк, молодчина. Моргут успевает влететь в пасть дракона. Я вижу как ящер мотает головой в бешенстве, как пламя зарождается в его глотке, но брат уже пронзает мечем верхнее небо и, сосредоточив все силы в мече, убивает с одного удара. Аплодисменты.
3 удара…
Он смог, я уверен!
2,1 минуты!!! Дракон мертв! Рекорд побит!
Бреяр аплодирует стоя, пока Моргут выбирается из пасти, отирает кровь дракона с лица. В глазах брата я вижу неподдельное счастье.
Горны.
Выхожу на арену. Меч держу в руке. На ходу распускаю волосы. Знаю, сейчас они белым покрывалом лежат на плечах. Моргут еще не ушел. Киваю ему. Пусть видит, что я горд за него.
Пока он поднимается на место зрителя, и пока оттаскивают тушу дракона, осматриваюсь. Вся арена залита кровью. Синим куполом мерцает барьер. На трибунах беспорядочные возгласы: кто-то нахваливает брата, другие тычут в меня пальцем и смеются. Белые волосы, белая кожа. Подобные уродцы не бывают на арене.
Вижу, как Моргут преклоняет колено перед отцом. Бреяр заключает его в объятья, и внезапно его лицо суровеет. Брат задал тот самый вопрос. Заглядывая ему в лицо, Бреяр кивает. И говорит еще что-то. Моргут поворачивает испуганное лицо ко мне. Хех, ясно. Не позволил. Меня разбирает зевота. Хоть выспался перед смертью.
- Сегодня великий праздник. Почти все мои сыновья уже выступили. Настал черед старшего. Кимерис, сегодняшнее представление затянулось. Я даю тебе 20 минут и дракона. Убей или умри, - Бреяр садится на место. Моргут сидит по правую руку. В его глазах ужас, но показать он его не смеет. Правильно.
Раз Бреяр впервые заговорил с трибуны, почему бы не ответить? Он не хочет долго смотреть, уверен, что 20 минут с лихвой хватит, чтобы я умер. Что же за дракон меня ждет?
- Бреяр Темный, это честь для меня быть сегодня здесь и сражаться за богиню. И Вы слишком добры, дав мне 20 минут. Даже 5 будет слишком много. Я быстро умру и не заставлю вас краснеть за меня более. Пускайте дракона.
- Отлично, - Бреяр глумливо улыбнулся. Часы бьют полдень. Над трибунами нависла тишина, - 5 минут дарю тебе, Кимерис. С Днем рождения!
Вслед за громоподобным смехом щелкает затвор. Спиной чувствую дыхание дракона.
Мне уже 18. Какая ирония. Умер в возрасте 18 лет и 5 минут.
Свист трибун только укрепляет мои догадки о виде дракона. Да, так и есть Огненный дракон. Меня зажарят, а потом сожрут. Едва успеваю повернуться, как в меня уже летит огненная сфера. Уворачиваюсь. Аплодисменты моей гибкости! Пока я бегаю от дракона по арене, пытаюсь придумать план. Умирать в раз перехотелось, когда одна из пламенных струй задела руку. Запахло жаренным. Понимайте, как хотите. Но не дай Торций, эта тварь обожжет мои волосы. В ярости бросаюсь наперерез. Понимаю, что забыл одну маааленькую деталь: Огненный потому и огненный, что все тело накаляет до высочайшей температуры!
Он ударил меня по ногам. Отлетаю к одной из стен. Летать входит в мою привычку. Мимолетом замечаю часы. Минута?! Еще 4, уф. Тело горит огнем от боли. Ноги не держат, трусятся как листья на ветру. А дракон уже идет ко мне. Черт, я не потратил еще ни одного удара. Это будет точно рекорд!
Спустя 30 секунд понимаю, что больше уже не выдержу. Эти жалкие секунды дракон швырял меня по всей арене, оставляя раз за разом новые ожоги. Странно, что я еще в сознании и ничего не сломал. Лежу в самом центре арены и смотрю на небо. Не чувствую ничего кроме адской боли. И почему я еще жив? Нужно встать.
Словно молоком я залит собственной кровью. Арена тоже заметно побелела. Дракон дал мне пару секунд передышки. Что ж самое время попрощаться. Я не был слаб.
Бреяр смотрит на меня хищным взглядом. Да мне он уже не интересен. Но вот Моргут, сидящий рядом. Только бы он держался молодцом. Улыбаюсь ему, верю, что он поймет смысл этой улыбки. Закрывая глаза, вижу другое лицо. Мама?! Переклонившись через поручни, она что-то кричит мне, лицо мокрое от слез. Она машет руками, пытается дать понять, что дракон возвращается. Как будто я не чувствую жара, не повернусь я к нему лицом. Хочу видеть что-то другое. Боюсь, сейчас я отчаюсь и начну творить глупости. Я не сопливый мальчишка. Но чьи еще глаза жгут меня? Это меня раздражает, ищу помеху и нахожу. Богиня? Она смотрит на меня испытывающее. Чего она хочет от меня. Ее выбор был явной ошибкой.
Дракон видно хочет видеть мое лицо. Вот он приземляется прямо передо мной, я больше не могу видеть их.
Ведешь себя как сопливый мальчишка
Кто смеется надо мной?!
Я не… хотя нет, верно. Я опустил руки, во мне нет веры в самого себя. Я слаб. Если я сейчас умру, что будет?! Моргут станет первым, богиня будет его. Но править будет отец. Моргут мягкотелый мальчишка! Мою мать никто не защитит. Отец будет унижать ее и мучить до конца жизни. А что они сделают с богиней?!
Я должен этому помешать. Но этот дракон, он мне мешает!
-  Да сгинь ты к чертям! – мой крик пронзает арену. Трибуны заглохли и замерли. Дракон только что горевший передо мной пламенем преисподней словно до смерти испуганный начал пятится к стене, захрипел и взорвался миллиардами ледяных брызг. Магический заслон искрясь рухнул.
Отовсюду веет холодом. Мои раны больше не болят. В какой-то эйфории я смотрю на остановившиеся часы.
1 удар 2минуты.
Торжество в моих глазах трудно не заметить. Откуда эта сила меня не беспокоит. Вся моя проклятая семья стоит разинув рты. Другие не многим от них отличаются. Мое сердце пылает огнем, в то время как арену заметает снегом. Снегом?
Богиня идет ко мне по хрустящим сугробам. Босая. Прекрасная. Желанная.
Встав на носочки, тянется губами ко мне. Наклоняю голову в поцелуе. Она нежно и страстно одновременно кусает мои губы в кровь. Контракт.
Последнее что я слышу чей-то выкрик:
Белый Демон!
***

*Фух!  Я тут немного влезу. Данная история имеет продолжение. Но мне его пока лень донабирать, а играть хочется… вот. Поэтому торжественно клянусь био дописать, ибо сам того страшно желаю. Добавить могу, что Ким в течение следующих 5 лет очень изменился. Из-за пробудившейся в нем силы отец решил взять его под опеку, постепенно отстраняясь от младших детей. Бреяр сделал из Кима жестокого и опытного убийцу с каменным сердцем. Любовь, которую тот начинал чувствовать своим сердцем, растоптали ложью о предательстве. Обманом Бреяр вынудил сына избавиться ото всех неугодных, среди них оказались и Рейяна с Моргутом. Убив брата, Ким понял, что натворил и в ужасе помчался к отцу, жаждая расплаты. Интригу ломать не буду. Всего пару слов: Кимерис уничтожит свой мир. И вот мы встречаем его в знакомом вам мире.
Так как часть био с подробным описанием персонажа отсутствует, обрисую его в нескольких словах:
Высокий, жилистый, натренированный боец. Привык полагаться на свой меч, а не на магию, хотя владеет ею в совершенстве. Примечательно то, что кровь его цвета молока. Потому и кожа его бела как мрамор, и румянца вы не увидите. Губы бледные и тонкие, обычно плотно сжаты, улыбается редко, а если такое и случается, то улыбка выходит вымученной и неприятной. Тонкий прямой нос с легкой горбинкой – следом от многочисленных переломов в прошлом. Глаза светло-синие, пронзительные и холодные, обычно в них лишь сталь. Брови, как и ресницы белые. Лицо немного вытянутое, похоже на скульптуру, с весьма резко выделяющимися скулами. Волосы прямые белые и довольно длинные, примерно до пояса. Осталась привычка: трепетно бережет их от любой напасти, иногда заплетает свободную косу или носит тонкий обруч. Сильные и крепкие руки, но кисти не огрубели и сохранили некую аристократичность. На спине и груди множество мелких шрамов. На правой руке от локтя до запястья можно увидеть тонкий узор, похожий на узор зимних окон. Хотя обычно парень прячет знак контракта и принадлежности к высшим демонам.
Говоря о характере хочу добавить, что холодность и жестокость поселились не только на лице, но и в сердце. Хотя редко случается, как что-то оживает внутри, грудь горит огнем, а в сознании так тепло и приятно. Тогда он становиться тем 17-м мальчишкой, который только начинал верить в добрый, хотя бы на толику, мир. Эта «слабость» скрыта за маской холода.
В одежде непривередлив. Мягкие сапоги, чтобы можно было красться и остаться незамеченным, да дорожний плащ. Дорожняя сумка: пара книг, шоколадное печенье(помогает восстановить силы, как и молоко), пара кинжалов и что-то еще.
+ маленький сувенирчик родом из «родины»: обнаружит спутника, что поселился в его голове, после смерти, может не одного…
Способности: мечник, как сказано выше. В остальном очень схож с людьми. Без всей этой магии, экстрасенсорики и т.д. за те пять лет, что он обладал силой, парень так и не привык к своему неожиданному дару. Не слишком много практиковал свою магию и потому знает всего пару фокусов.
Фокус 1. С помощью замораживания ран может быстро себя исцелять. К примеру, рана должна затянуться через 2 дня(3 месяца), а у Кима с помощью льда за 5 минут(3 дня). Конечно же, чем ранение серьезней, тем больше силы оно забирает. Предпочитает не использовать, если ранение не угрожает жизни.
Следующий фокус это взрыв. Противник обрастает в минуту ледяной коркой и по щелчку пальцев разлетается на ошметки (вспомним о драконе). Много сил такое не забирает (так как энергия забирается у убиваемого), хотя Ким больше всего ненавидит его и почти не использует. Белый Демон не поклонник напрасного кровопролития.
Третий это подобие защиты. Создает различные фигуры вымораживая влагу в воздухе. Забирает большую часть сил.
Также может призвать снег, хотя это уже скорее для театральности. Правда иногда (опять же вспомним дракона) снег является последствием большого выброса силы. В таких случаях тело ослабевает очень стремительно, + мигрень на утро обеспечена.
Но в первую очередь Белый Демон остается мечником. И … книжным червем. Хм, любознательность в нем проснулась с новой силой, ибо в иллюзорном мире выдумки он пытается спрятаться от прошлого и от назойливых соседей.
Теперь, наверное, последнее. Что такое Белый Демон, и почему все так страшно) в седые времена Азадара были демоны и боги. Кажется, историю я уже затронул, хоть и совсем чуточку. Одними из правящих рас демонов были белые. Они обладали завидной мощью, как и другие демоны и боги. Жили в ледниках, на северных горах мира. Белая кровь, белые тела, белые волосы. Но любили время, когда природа просыпается от ледяного сна, распускается цветами и звенит ручейками. Часто их можно было встретить в более южных отрогах гор, в зеленых лесах. Но потом воина, мор или еще какой катаклизм уничтожил приятный для всех мир. Все расы пострадали. Но хуже всего пришлось Белым Демонам и Богам. Они вымерли. Будто бы их и не было никогда. Демоны начали смешивать кровь. Это сразу ослабило их. Они были детьми по сравнению с былой мощью прошлого. Иногда появлялись на свет боги. И их мощь была не сравнима с силами демонов. Оттого и контракты. Кимерис стал первым высшим демоном за многие века. И так много времени прошло, что все уже и позабыли о Белых. Потому что в Азадаре с тех самых пор не было снега, лишь вечное лето.

6. Есть еще какие-либо персонажи?
Да
7. Дополнительная информация
Думаю при должной любви и внимании, у Кима есть шанс стать нормальным.
8. Статус
В груди было так холодно, что больше уже не болело
9. Опыт игры на ролевых
Год и три дня, как мне сегодня напомнили)))

+3

2

Весьма внушительная, и интересная анкета. На мой вкус - чересчур много смакования жестокости, но это, как говорится - дело вкуса. И наводит на мысли о половых предпочтениях персонажа и автора

Ну и вот это малость не согласуется на мой взгляд:

Кимерис написал(а):

холодность и жестокость поселились не только на лице, но и в сердце.

Кимерис написал(а):

Белый Демон не поклонник напрасного кровопролития.


Принимаю, и надеюсь, что Белый Демон не уничтожит наш мир в припадке гнева.
~Валёк

0

3

о, ну данные несоответствия являются издержками позднего времени дописания и большого текста))

убивать я никого не буду, если сами не напросятся, так что не боись :no:

а вот следующее меня немного ... эм... даже не знаю какое тут слово подобрать...
И наводит на мысли о половых предпочтениях персонажа и автора

как автор уверяю, Киму мальчики не "нравятся", хотя я мог и неправильно понять твои слова, Валёк

0

4

Ну, я имел в виду что-то вроде "садо-мазо"... =) Ну да не придавай большого значения той ремарке. Я же маньяк, во всем вижу соответствующий подтекст...  :flirt:

0

5

а, ну на этот счет...*хитро посмотрел* кто знает, кто знает)))
спасибо)

0


Вы здесь » Хроники ЛЕП » Принятые анкеты » Анкета Кимерис